Когда то в далеком детстве я с классом уже была в Поленово. Признаюсь честно – ничего из рассказанного экскурсоводом в памяти не осталось. Зато  осталось воспоминание о красивом поле, странной, извилистой  реке, барже на которой мы всем классом пели песни и о доме…. Дом потряс мое воображение. Я представляла, как жили здесь люди, пятеро детей художника. Мысленно я  стала почти одной из них…

Прошло много лет и вот  мы с мужем и дочкой отправились в Поленово.

Мы часто, много и с удовольствием путешествуем по России на машине. Вот и в этот раз неспешно отправились в Тарусу. Дочка очень любит рисовать и смотреть репродукции. Почти всю дорогу, а это около двух часов,  я читала Таисии о  Василии Дмитриевиче Поленове. Поэтому,  в Тарусу мы приехали уже вооруженные  знаниями. Дело было ранним утром, и мы сразу решили сесть на катер, который и довез нас до усадьбы.

О реке, катере, усадьбе  и впечатлениях от Тарусы чуть позже, а пока о Доме.

Главный дом, ему чуть больше 100 лет, но он не просто свеж, благодаря светлым стенам, он – ЖИВОЙ! Это потрясает сразу.

Мы любим  бывать в галереях, рассматривать картины. Здесь же и сам дом и вся природа была сплошным холстом, который хотелось нарисовать. Дочка несколько раз спрашивала: «Ну почему мы не взяли краски?» — пришлось пообещать, что приедем вновь.

 Теперь запомнилось многое.

И то,  как Поленов обменял эту землю, тогда просто песчаный холм,  у крестьянской общины: за каждую десятину песчаного бугра он давал две десятины обработанной и удобренной пашни. Все остались довольны и вскоре началось строительство деревянного трехэтажного дома.

И то, что художник изначально проектировал и планировал дом и всю усадьбу как музей. И сейчас  не смотря на то, что усадьба большая,  она  кажется очень уютной  и какой то домашней, теплой. Дом был спроектирован самим художником, а затем был заложен и парк, так что нынешний лес, покрывающий холм, рукотворный.

Несмотря на множество артефактов, находящихся в доме, никакого впечатления, что ты в музее. Основной материал во всем доме — дерево. Старое, некрашеное, отполированное годами службы. Половицы разной ширины, а есть такие, которые достигают  полметра в ширину. Деревянные двери, некоторые резные, а есть простые, единственное украшение которых- текстура старого дуба, из которого они сделаны. Старинные двойные оконные рамы- внутренние выставлены на лето. Печи – голландка, русская, изразцовая лежанка, камин в библиотеке. Деревянные балки на потолке, дубовые панели на стенах.

Экскурсовод, проводившая экскурсию,  рассказала такую деталь – в библиотеке есть «папино» кресло. Только папино. Мне подумалось – хорошо, когда в доме есть Главное кресло, и это кресло – для Папы. Перед креслом стол, на котором стоит ваза с живыми цветами. Как дома. Вообще очень милая деталь — в каждой комнате букеты. На столе либо плетеная корзинка, либо глиняный кувшин и в них — все разнотравье окской поймы- кустики земляники, ромашки, метелочки овсяницы.За креслом  – пейзаж. Это окно во всю стену создает впечатление какого то безграничного простора.

Камин в библиотеке расписан женой и старшей дочерью Поленова. На нем высечен фамильный герб семьи и зодиакальные знаки. Теперь камин загорается два раза в году – каждый новый год начинается с каминного вечера, знаменующего уход старого и начало нового года, и второй раз -в день памяти Василия Дмитриевича .

Запомнились множественные  вещи, привезенные  Поленовым из путешествий.В столовой коллекция кустарных промыслов России, Русского Севера.

В другом шкафу — коллекция восточной посуды, купленная на Нижегородской ярмарке, коллекция баварских кружек, западно- европейской майолики и чудесная серия тарелочек « Времена года», расписанная Е.Д. Поленовой. Очень точно выписаны приметы каждого месяца, их одиннадцать, декабрь безвозвратно утрачен.

И почти по всему дому большие, почти от пола до потолка окна. Как будто сама природа живет в доме. И не понятно, где заканчивается дом и начинается сад.

Мы узнали, что проектируя Большой дом, Василий Дмитриевич заботился не только о том, чтобы дом был красив и функционален. Он хотел, чтобы в доме было место всем – и взрослым, и детям, поэтому и создал специальную комнату для детских игр. Но вскоре выяснилось, что дети чаще проводят время в библиотеке, и не потому, что там удобнее или светлее, а потому что там родители.

Тогда детям  – Дмитрию, Екатерине, Марии, Ольге и Натальи  разрешили бывать в библиотеке и построили домик рядом с Большим домом, а из бывшей игровой  сделали портретную.

Нам очень понравился творческий подход художника буквально ко всему –плоской галькой  и смальтой был выложен стол в портретной. А из донышек ненужных бутылок оформлена дверь.

В библиотеке так же картины друзей и учеников Поленова – Репин, Васнецов, Шишкин, Маковский, Коровин. Еще при жизни Василий Дмитриевич решил устроить в своем доме творческий центр, который занимался бы не только экспозиционной, но и просветительской деятельностью. В библиотеке устраивались литературные и музыкальные вечера, ставились домашние спектакли, а каждый Новый год устанавливалась елка, приглашались дети из окрестных деревень. Эти традиции продолжаются и теперь. Ребята из сельских школ- постоянные гости музея, даже уже и не гости, потому что силами этих детей летом проводятся экскурсии, а в новогодние праздники они сами выбирают сказку, шьют костюмы, проводят репетиции и дают новогоднее представление. Желающих принять участие в представлении бывает так много, что спектакль приходится неоднократно дублировать, каждый раз с новыми исполнителями.

Дочка сразу вспомнила, как мы на Новогодние праздники ездили в музей-усадьбу Мураново, что на пути к Сергиево-Посаду. Да, похожее ощущение теплоты и естественности.

Еще одна комната- пейзажная- полностью посвящена творчеству Василия Дмитриевича Поленова. « Осень в Абрамцево», «Закат», «Серый день» и конечно же, «Золотая осень».  Дочку заинтересовала картина,   где на белом фоне нарисован белая лошадь. Дома потом Тая пробовала  нарисовать что то подобное и поняла – надо пока продолжать учиться в художке.

На втором этаже – мастерская и вид сквозь большие окна на лес и на реку. Прежде чем посмотреть, надо наклониться, нагнуть голову, посмотреть вниз под ноги. Тогда, когда поднимешься наверх и поднимешь голову, увидишь за окном и простор, и ширину, и перспективу…

фото 11-а

Всю стену мастерской  занимает огромная картина – «Христос и грешница» написанная углем, а рядом, на других стенах – бесчисленные этюды к ней, наброски, варианты. Зачем она здесь, среди этой природы! Видимо для того, чтобы сказать: все не так просто – взял и нарисовал, это огромный, кропотливый труд.

Эта картина поразила мужа – он, творческий человек,  старался осмыслить,  как такую картину можно нарисовать дважды – углем и в красках.

Вышли на улицу – прямо недалеко от Большого дома сидит и рисует группа подростков-художников.  Дочка опять за свое – где мой мольберт?

ФОТО 14

Рядом с Большим домом расположено  Аббатство.

ФОТО 15

Зайдя в  первую комнату Аббатства я подумала, что попала в дом колдуна —  огромный стол, уставленный баночками, бутылочками, коробочками с краской, и печка рядом со столом, и какой-то странный стул.

ФОТО 16

 

Рядом мольберт. Мы опросили у девушки экскурсовода разрешения для дочери  дотронуться до него – радости  то было! Здесь художник смешивал свои краски, делал их живыми, играл ими.

ФОТО 17

Следующие комнаты Аббатства посвящены куклам дочки Поленова и усадебному театру. Оказывается, в усадьбе был и кукольный и обычный театр: дети художника, дети друзей художника, ставили спектакли и демонстрировали их взрослым. Куклы очень забавные – здесь и Баба-Яга и Кощей Бессмертный и Дракон и еще много сказочных героев.  Сейчас в Новогодние праздники в этих комнатах идут детские спектакли.

Если для характеристики этого места подобрать одно слово, то слово это- Гармония. Хотя в судьбе усадьбы не все было так гладко и гармонично.

После революции усадьба  оставалась музеем, но музей был частный, и в конце 1937 года постановлением Совнаркома музей подлежал ликвидации, а здание передавалось дому отдыха. Художественные ценности были вывезены в Москву, в квартиру старшей дочери художника и семья вступила в борьбу за сохранение музея. Не обошли эту семью и репрессии тридцатых годов.  Потрясает дальновидность и широта души художника. В смутное время отстаивать свой дом и передать его народу!

А еще поразило то, что на протяжении уже более 100 лет музеем руководят потомки Василия Дмитриевича. Становится понятно, почему все так не просто чисто, а тепло, уютно, все в цветах.

Выйдя через верхние ворота мы зашли в кафе выпить кофе. Спокойное место, мы немного передохнули, а потом зашли в сувенирную лавку.  Увидев замечательный альбом, посвященный В.Д. Поленову, его творчеству и усадьбе не удержалась и купила 3 штуки – дочери и в подарок ее учителям. А еще там продавалась замечательная книга Федора Поленова «Хранители родников». Федор Дмитриевич Поленов- внук художника- в прошлом морской офицер, после отставки долгие годы был директором музея, написал несколько книг – об истории музея, о людях, бывавших в нем.

Передохнув, мы по указателю пошли к выставке «Святой лен». Эта выставка на нас с мужем произвела неизгладимое впечатление!!!

Владимир Денщиков из обычных льняных нитей по всем церковным канонам создает иконы!  Одна икона состоит из нескольких миллионов узелков! Несколько икон хранятся в разных соборах России и в Украине. Дочке это было не столь интересно, ей уже хотелось побегать по огромному парку, а мы с мужем все никак не могли уйти…

Собравшись с духом прощаемся с этими удивительными иконами и идем гулять.

Территория усадьбы большая, зеленая и по европейски чистая. Вдруг из леса выходят тетечки-туристки с пакетами набранных грибов. Подумалось, как же здорово!

Пройдя еще немного в сторону  Большого дома упираемся в лабиринт. Заходим. Это  сделанный из кустарников реальный лабиринт, а посередине расположен амфитеатр со сценой. Таисия сразу рванула на сцену. И пока она там выступала, собрав нескольких проходивших мимо туристов,  мы с мужем наслаждались покоем.

Погуляв еще немного,  идем  по направлению реки – как прошел день даже и не заметили. На территории усадьбы есть еще Адмиралтейство, Сарай с картинами художников, но не хочется больше никуда. Тихое и умиротворенное состояние.

У Большого дома  на дереве замечаю скворечники. Это не просто обычные домики для птиц, это тоже произведение искусства. Как же надо любить это место, чтобы даже скворечники сделать резными и  при этом совершенно разными!

Дорога  от усадьбы к реке  симпатично так петляет по лесу: то — поднимаясь вверх, то — спускаясь круто вниз. Вокруг  —  такое разнотравье, такие запахи!

И много – много бабочек.  Вскоре дочка отстает от нас. Оказывается, она познакомилась с мужчиной и женщиной и взахлеб рассказывает им свои впечатления. Подойдя к реке,  узнаем, что эта пара – капитан катера и его супруга. Они предлагают Тае встать за штурвал катера, что она с визгом и сделает. Так что в обратный путь нас везла дочка.

ФОТО 27

Река тоже впечатляет, извилистая с песчаными берегами. По обе стороны реки сидят рыбаки.

Причалив к пристани  в Тарусе,  идем к машине, чтобы посетить Дом – музей Марины Цветаевой, а затем погулять по городу.  Напротив гостиницы «Якорь»  видим дом  с резьбой на двери и воротах. Муж, увлекающийся резьбой, вместе с дочкой решают рассмотреть резьбу поближе.  Красиво и необычно.

Едим к дому  Марины Цветаевой. На двери  видим табличку «Санитарный день». Что ж, значит на следующее лето непременно сюда вернемся. И с чистой совестью идем гулять по городу. Город маленький, тихий, но при этом зеленый и чистый.

На крутом береке реки стоит памятник Марине Цветаевой. Она мне показалась какой то очень-очень грустной. А не подалеку – рябина.

Мы посидели на лавочке, покормили голубей и поблагодарив этот город, людей встретившихся нам отправились домой.

 

До новый встреч, полюбившаяся Таруса!